Немецкие танки "Королевский Тигр" и "Маус" - 9 Апреля 2011 - СООН
Специальный Отряд Особого Назначения
Суббота, 03.12.2016, 08:12
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Меню

Быстрая связь
200

Наш опрос
Оцените мой сайт

Всего ответов: 15

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2011 » Апрель » 9 » Немецкие танки "Королевский Тигр" и "Маус"
18:37
Немецкие танки "Королевский Тигр" и "Маус"
Тяжелый танк Pz-VI B "Королевский тигр"

ТТХ:
Боевая масса - 69,8 т.
Длина - 10,3 м
Ширина - 3,75 м
Высота - 3,09 м
Экипаж - 5 чел.

Вооружение
пушка - KwK43L71 88-мм
пулемет - 2 х 7,92-мм

Боекомплект
снарядым - 72
патроны - 5890

Скорость - 41,5 км/ч
Запас хода - 170 км

В годы Второй мировой войны в Германии было создано достаточно большое количество различных образцов бронетанкового вооружения, среди которых были и несомненные технические достижения, т.к. уровень немецких танкостроителей был достаточно высок, а бронетанковые войска Вермахта имели богатый боевой опыт. И все же практически каждое появление новых танков на Восточном фронте оборачивалось для них, как правило, неудачей. Так, достаточно хорошо известен факт потери немцами первых "Тигров" в боях под Мгой. Не оправдали надежд и батальоны новейших "Пантер" на Курской дуге, где значительная часть оказавшихся ненадежными машин была попросту брошена экипажами при отступлении.

Такая же учесть постигла и очередную немецкую новинку - тяжелый танк Pz Kpfw Tiger, Ausf В (более известный у нас как "Тигр-Б" или "Королевский тигр"), при первом же боевом применении его на Сандомирском плацдарме.

Эту историю нельзя отнести к неизвестным страницам войны. Однако именно многократный пересказ произошедших событий трудами штатных отечественных пропагандистов и известная склонность нашего общества к мифам и легендам сыграли неблагоприятную роль, похоронив реальные события под ворохом надуманных "подробностей", как правило, таких же живописных, как и далеких от действительности. В различных изданиях, как мемуарных, так и научно-популярных, описывающих первую встречу наших танкистов с "Королевскими тиграми", правдоподобным остается разве что сам факт произошедшего. А в остальном авторы расходятся даже в дате события, не говоря уже о числе потерянных немцами танков, "гуляющих" по вкусу авторов, от двух единиц до трех дюжин боевых машин. Кое-кто приписывает участие в этом бою даже самого конструктора Ф.Порше (к слову сказать, прямого отношения к этому танку не имевшего). Не найти подлинной картины событий и в западных источниках, склонных не замечать поражений вермахта на Восточном фронте и уж тем более недостатков его техники. А между тем результаты боев на Сандомирском плацдарме превосходили даже самые смелые их пересказы. Сохранившиеся в ЦАМО РФ боевые донесения и отчеты августа 1944 года позволяют восстановить расстановку сил и достоверный ход событий.

К 10 августа 1944 года войска 1-го Украинского фронта, форсировав р. Вислу, прорвали вражескую оборону юго-западнее польского города Сандомир и, опрокинув части 4-й танковой армии противника, значительно расширили плацдарм. Стремясь восстановить утраченные позиции по западному берегу р. Вислы, немцы срочно перебросили в район Сандомира пять дивизий (в том числе одну танковую) из группы армий "Южная Украина", пять пехотных дивизий из Германии, три пехотные дивизии из Венгрии и шесть бригад штурмовых орудий. Готовясь к немецкому контрнаступлению, советское командование осуществило перегруппировку войск, срочно возводились оборонительные укрепления и устанавливались минно-взрывные заграждения.

С 11 августа, преднамеренно отойдя из ранее взятого местечка Шидлув и деревни Оглендув, перешли к обороне и части 6-го гвардейского танкового корпуса (ГвТК), 3-й гвардейской танковой армии (ГвТА). Плацдарм к этому времени представлял собой неровное, упирающееся в р. Вислу полукольцо, в центре которого занимала оборону 53-я гвардейская танковая бригада (ГвТБр), к левому флангу которой примыкала 52-я ГвТБр. Отрыть для машин укрытия полного профиля в песчаных грунтах не удавалось - стенки окопов тут же осыпались. Немало неприятностей эта местность доставляла и немцам. Наши танкисты неоднократно наблюдали, как в песках часто буксовали "Пантеры" и как их механикам-водителям при попытке выбраться приходилось подставлять слабую бортовую броню своих машин под огонь наших войск. В предыдущих боях за Шидлув и Оглендув эти маневры "Пантер" помогли нанести противнику серьезные потери (только за 11 августа 1944 года танкистами 53-й ГвТБр было уничтожено 8 танков противника). Поэтому 12 августа командир 53-й ГвТБр полковник В.С.Архипов со своим начальником штаба С.И.Кирилкиным, пришли к выводу, что противник по открытым песчаным полям уже не пойдет, а постарается обойти позиции бригады с флангов.

Перед 2-м танковым батальоном (ТБ) майора А.Г.Коробова вся местность была на виду. На правом фланге, где занимали оборону танки Т-34 3-го ТБ капитана И.М.Мазурина тянулась глубокая и широкая лощина, по которой из деревни Оглендув к местечку Сташув в тыл наших войск проходила полевая дорога. За лощиной находилось болото, где перешел к обороне 294 стрелковый полк (СП) 97 стрелковой дивизии (СД).

Тянувшаяся в низине дорога, выводившая прямо к цели, не могла оказаться без внимания немцев. Чтобы прикрыть этот путь командование бригады решило на выходе из лощины на скатах безымянной высоты поставить в засаду два танка Т-34 от 3-го ТБ, поручив командовать ею заместителю командира батальона гвардии капитану П.Т.Ивушкину. Остальные танки батальона находились в километре от Оглендув.

Предположения о замыслах противника получили подтверждение уже в первых же донесениях разведки, которую на ожидаемых направлениях выдвижения противника вели дозоры и три бронегруппы на танках и мотоциклах. В разведывательном донесении № 53 штаба 6 ГвТК, составленного в 19.00 13 августа сообщалось:

"В ночь с 12 на 13.08 в районе зап.Шидлув захвачены пленные фельдфебель, принадлежащий 1 роте 501 отдельного батальона тяжелых танков РГК, и рядовой, принадлежащий 10 роте 79 МП 16ТД, взятый в районе Поник.

Фельдфебель показал, что на ст.Конеуполь после выгрузки 501 отдельного батальона тяжелых танков РГК выгружалась танковая дивизия неизвестной ему нумерации. 501 ТБ состоит из трех ТР и роты снабжения...

Батальон прибыл в составе 40 танков, 20 из них типа "Пантера" и 20 - T-IV. В Хмельник прибыло до 30 танков, остальные вышли из строя и требуют легкого ремонта".

Прибытие 501 отдельного батальона тяжелых танков под командованием майора фон Легата, само по себе говорило о многом. В июле - августе 1944 года батальон прошел переформирование в учебном центре в Ордруфе (Ohrdruf) и получил новую материальную часть - гордость немецких танковых конструкторов, загодя нареченными "всесокрушающими" - танки "Тигр-Б".

Однако низкая надежность "сырой" машины ( разрабатывать которую начали еще в 1942 году, но до "ума" так и не довели) привела к тому, что на Восточный фронт 5 августа батальон был отправлен не в полном составе, 14 танков с различными неполадками было сосредоточено в 1 роте, которая осталась в учебном центре. 9 августа батальон прибыл в Польшу и разгрузился на станции Консуполь в районе города Кельце. Как и показали пленные из 40 танков, только половина была тяжелыми "Тигр-Б", остальные - не посылать же в наступление батальон с силами, едва превосходящими танковую роту - в последний момент дополнили Pz Kpfw IV (слова пленных о прибытии "Пантер" были, скорее всего, попыткой скрыть от противника появление на фронте секретной новинки).

В ходе короткого марша от станции выгрузки до штаба 16 ТД, расположенного в районе Хмельник, на трех километрах пути осталось 10 неисправных танков. Потратив пару дней на ремонт и подготовку материальной части, батальон 11 августа совершив 2-км марш, достиг местечка Шидлув. Так как марш снова сопровождался поломками новых машин, то к исходу дня в строю батальона находилось лишь 11 исправных танков "Тигр-Б" - которым и пришлось принять боевое крещение в наступлении на Сташув.

Здесь необходимо отметить, что силы 6-го ГвТК отнюдь не обеспечивали нашим танкистам значительного численного превосходства: немцам противостояли 9 боеспособных Т-34-76 53 ГвТБр, 9 Т-34-76 и 10 Т-34-85 52 ГвТбр, а занимавшая (на севере) оборону 51 ГвТБр в своем составе имела 11 танков Т-34-76 и 4 танка Т-34-85. У Сташува находились также 11 тяжелых танков ИС-2 и 1 танк ИС-85, принадлежавших 71 ОГвТТП.

С середины ночи с 12 на 13 августа все отчетливее доносился нарастающий гул танковых двигателей в глубине немецких позиций. Перед рассветом командир 53-й ГвТБр вернулся из штаба к своему танку, служившего наблюдательным пунктом и находившимся в боевых порядках 1-го ТБ, машины которого скрывала гряда невысоких песчаных дюн. Впереди справа простиралась лощина с уходившей на Сташув дорогой. Слева на поле были разбросаны копны соломы, в которых и были замаскировали танки Ивушкина. Ближе к выходу из лощины стояла "тридцатьчетверка" младшего лейтенанта А.П.Оськина, в экипаж которого входили: механик-водитель А.Стеценко, командир орудия А.Мерхайдаров, радист А.Грушин и заряжающий А.Халычев. Полковник Архипов с Ивушкиным по-пластунски подобрались к копне, скрывавшей танк, и, переговорив с Оськиным, приказали без команды огня не открывать.

Утро выдалось туманным. С наблюдательного пункта командира 53-й бригады уже не были видны ни околица деревни Оглендува, ни лощина, ни даже копны соломы с замаскированными танками. Тишину раннего утра прервал медленно нарастающий рокот танковых двигателей, а вскоре стал слышен и приближающийся лязг гусениц. С воздуха наплывал гул "Юнкерсов", идущих на Сташув. За тем открыла огонь немецкая артиллерия, но снаряды пронеслись высоко над передним краем бригады. Разведка противника так и не смогла обнаружить боевые порядки 53-й ТБр, не говоря уже о засаде.

В 7.00 13 августа противник под прикрытием тумана перешел в наступление на безымянную высоту 11 танками "Тигр-Б" в сопровождении нескольких бронетранспортеров с пехотой. Ивушкин доложил на НП:

"Танки пошли. Не вижу, но слышу. Идут лощиной".

Вот как дальнейший ход событий описал сам командир 53-й ГвТБр:

" Чудовищных размеров танк выбирался из лощины. Он полз на подъем рывками, буксуя в песке.

Радировал с левого фланга майор Коробов:

- Идут. Отвечаю:
- Не спешить. Бить с четырехсот метров.

Между тем из лощины выползла вторая громадина, потом показалась и третья. Появлялись они со значительными промежутками: пока вышел из лощины третий танк, первый уже миновал засаду Ивушкина, "Бить?" - спросил он. - "Бей!" Вижу, как слегка шевельнулся бок копны, где стоит танк Оськина. Скатился вниз сноп, стал виден пушечный ствол. Он дернулся, потом еще и еще. Оськин вел огонь. Я отчетливо видел в бинокль, как в правых бортах вражеских танков появились черные пробоины. Вот и дымок показался, и пламя вспыхнуло. Третий танк развернулся фронтом к Оськину, но, прокатившись на перебитой гусенице, остановился и был добит...

...Передаю по радио: "307 - 305". Сигнал общий, Ударило прямой наводкой сразу десятка три стволов. Да и гаубичные дивизионы накрыли лощину навесным огнем, и она на всем протяжении до Оглендува скрылась в тучах дыма и песчаной пыли".

Появились "Юнкерсы" и "Мессершмитты", почти одновременно - наши истребители. Закипел бой в воздухе. 2-й ТБ Коробова в течение дня вел бой с танками противника западнее высоты 247,9. К исходу дня 53-я бригада заняла оборону по ее южной части - 300 м восточнее деревни Оглендув в готовности для наступления в направлении на Шедлув. 2 танка 3-го ТБ с ротой автоматчиков в десять вечера атаковали деревню, которую к восьми часам утра удалось полностью очистить от противника. После чего 3-й ТБ закрепился на окраине. Среди взятых в деревне трофеев оказались и отошедшие после неудачной атаки немецкие танки. Здесь то и выяснилось, что бой пришлось вести с новейшими немецкими танками (туманным утром разбираться было некогда, и в первых донесениях, сосчитав горящие танки, сообщили об уничтожении трех "Пантер").

2-й ТБ во взаимодействии со 2-й танковой ротой 71 ОГвТТП и 289 СП в 9.00 начал наступление в направлении на Зарез. Находившиеся западнее Оглендува "Тигры-Б" своим огнем преградили путь наступающей пехоте. Тогда взвод танков ИС-122 гвардии старшего лейтенанта Клименкова, выдвинулся вперед и с заранее подготовленных позиций открыл огонь по танкам противника, в результате короткого боя Клименков один танк сжег и один подбил.

После этого пехота, не встречая сильного сопротивления, вошла в Оглендув, где добивали противника танки 3-го ТБ. Одновременно 7 танков "Тигр-Б" атаковали наши позиции с направления высоты 272,1. Находившийся в засаде в кустарнике восточнее Мокре на танке ИС-122, гв.ст.л-та Удалов (гв.ст.л-т Удалов воевал на ИС-122 с башенным № 98, имевшим пушку Д-25. - Прим. авторов) подпустил танки противника на 700 - 800 м, открыл огонь по головному и после нескольких метких выстрелов один танк был сожжен, а второй подбит.

Танки противника отвернули и начали удаляться. Удалов вывел свою машину лесной дорогой навстречу противнику и с опушки леса снова открыл огонь. Оставив еще один горящий танк, противник повернул назад. Вскоре атака "Королевских тигров" повторилась, на этот раз они шли в направлении Поник, где стоял в засаде танк ИС-122 гв.л-та Белякова, который открыл огонь с дистанции 1000 м и третьим снарядом зажег танк. Видя и здесь губительное для наступления направление, оставшиеся танки противника повернули назад.

Всего же за трое суток непрерывных боев в период с 11 по 13 августа 1944 года в районе местечек Сташув и Шидлув войсками 6-го ГвТК было захвачено и уничтожено 24 вражеских танка, 13 из которых были новейшие тяжелые танки "Тигр-Б".

Помимо этого, как следует из донесений частей и соединений корпуса о пленных и трофеях, захваченных у противника:

"В период с 9 по 19 августа 1944 года 52 ГвТБр пленила 7 и уничтожила 225 солдат и офицеров, уничтожила один пулемет, захватила 3 пушки, уничтожила 6 танков и 10 грузовых автомашин, две спец.машины"

"53 ТБр с 1 по 29 августа 1944 года уничтожила 8 обер-офицеров, 37 унтер-офицеров, 153 солдата, захватила 2 унтер-офицера, 6 "Королевских тигров" и уничтожила: 1 самолет, 12 танков, 29 гаубиц, 150 винтовок, 7 автоматов, 20 пулеметов, 4 миномета и 2 пушки"

Необходимо отметить, что этот успех был тем более впечатляющим, что подразделения 6-го ГвТК в этих боях не потеряли ни одного своего танка.

Потери противника, чуть позже, подтверждались и разведсводкой № 39 штаба 6 ГвТК, составленной 16 августа в 19.00.:

"16.08 в районе Зараз захвачен пленный, принадлежащий 501 батальону тяжелых танков.

Пленный показал, что 501 отдельный батальон тяжелых танков формировался в Германии, получил 40 новых танков до 20 "Королевских тигров" и до 20 типа "Т-4". В районе Хмельник батальон прибыл две недели назад. В настоящее время в батальоне осталось до 26 танков, остальные сожжены и подбиты.

Пленный, кроме своих танков, видел танки "Тигр" другой части. Нумерацию части пленный не знает".

По воспоминаниям командира 53-й ГвТБр:

"... кто подбил и сколько - вопрос трудный, так как огонь вели и танкисты двух батальонов - И.М.Мазурина и А.Г.Коробова, и приданные нам два артиллерийских (185-й гаубичный и 1645-й легкий) два самоходно-артиллерийских (1893-й и 385-й) полка. Отлично работала штурмовая авиация.

Экипаж Оськина сжег три танка, один подбил. Сам Александр Петрович был удостоен звания Герой Советского Союза, Абубакир Мерхайдаров - ордена Ленина. Отмечены были наградами все члены экипажа"

После боя командир 2-го ТБ Коробов составил доклад, в котором указал, что "около 20 больших танков наступало в стыке его батальона и 51-й гвардейской ТБр". Правомерен вопрос, а куда девались остальные "Королевские тигры"? Им так же не повезло. Они попали в засаду, устроенную командованием 52-й ГвТБр, занимавший оборону на левом фланге 6-го ГвТК. 2-й ТБ этой бригады майора А.Н.Голомидова 12 августа расположился на опушке леса в районе деревеньки Мокре, расположенной в нескольких километрах западнее Сташув. Ближе к вечеру комбат вызвал командира роты ст. л-та В.И.Токарева и, указав точку на карте, приказал организовать засаду. В километре от боевых порядков батальона, в районе высотки с кустарниками, два танка, возглавляемые командиром роты, встали в засаду.

Всю ночь на 13 августа танковые экипажи провели без сна. Зато "тридцатьчетверки" были частично врыты в землю среди копен из снопов хлеба. Обнаружить обе машины было практически невозможно.

Вот как дальнейший ход событий описал командир 52-й гвардейской Ростовской танковой бригады Герой Советского Союза гвардии п/п-к Л.И. Курист:

"Рано утром в небе появилась так называемая "рама" - вражеский самолет-корректировщик. Он пролетел над нашим районом и скрылся. Немного погодя противник открыл сильный артиллерийский огонь. Снаряды со свистом пролетели над головами танкистов и разрывались позади - на опушке леса и окраине ближнего села.

- Теперь пожалуют "тигры" да "пантеры", - сказал Токарев, когда налет прекратился. - Я буду в окопе, оттуда виднее. А вы, Георгий (Комаричев - старший сержант, наводчик орудия танка командира роты), будьте начеку. ...Комаричев и Джопаридзе (заряжающий напряженно всматривались вдаль, откуда доносился рокот моторов. Спустя несколько минут они увидели, как из-за холма появились бронированные машины, идущие из лощины в обход высоты, подставляя борта нашим танкам. Видимо, немцы даже не предполагали, что здесь может быть засада.

- Пять, шесть, семь ... двенадцать...- считал Комаричев.

- Тенгиз! Двадцать! Понимаешь, двадцать! А за ними - пехота.

- Ничего, Жора. Мы - гвардейцы!

- Давай бронебойные!

Вражеские танки заметил и экипаж младшего лейтенанта Степана Крайлова. Танкисты решили подпустить врага на близкое расстояние, чтобы бить наверняка.

Когда гитлеровцы оказались метрах в пятистах, Комаричев и Крайнев открыли огонь. От выстрела Комаричева загорелся один "тигр", Крайнев подбил другой. Фашисты делали отчаянные попытки пробиться к опушке леса. Танки взяли чуть левее. Однако и это не помогло: на поле боя остались горящие и подбитые машины.

Неся большие потери, немцы дрогнули, танки развернулись и начали постепенно отходить назад. От дальнейших попыток наступать на рубеж, занятый бригадой, они отказались.

О накале того боя можно судить хотя бы потому, что экипажи танков израсходовали почти все снаряды. На счету Комаричева и Джапаридзе было восемь уничтоженных "тигров" и "пантер". Крайнов подбил шесть. ...Вступив в противоборство с противником, ... наши танкисты уничтожили 14 танков, более 50 гитлеровцев, а главное - сорвали контратаку врага на своем участке".

К сожалению, оба командира танковых бригад в своих воспоминаниях отдельно не указали точного количества уничтоженных и подбитых "Королевских тигров". По последним данным, опубликованным в книге "Тактика действия танков Тигр-1 и Тигр-11" английского исследователя Томаса Джемтза, через неделю после боя на 21 августа 1944 года в строю 501 танкового батальона насчитывалось 12 исправных танков Тигр-ll, 27 танков требовали ремонта, а шесть танков Тигр-II были безвозвратно потеряны. Однако приводя эти данные автор несколько лукавит. На поле боя у Оглендув, Мокре и Шидлув осталось 12 танков "Тигр-Б". На сегодняшний день из архивных данных явствует, что во время этих боев удалось на голову разгромить 501 отдельный батальон "Тигров-Б", захватив при этом три совершенно исправных машины нового образца, с башенными номерами 102, 502 и 234.

Танк № 502 был обнаружен стоящим во дворе дома на окраине деревни Оглендув. Причина, по которой экипаж бросил технически исправную боевую машину остается неясной. Скорее всего, поскольку деревня Оглендув была взята одним стремительным броском наших танков, экипаж "Королевского тигра" просто панически бежал, оставив всю техническую документацию внутри машины. В танке находился полный боекомплект и достаточный запас топлива. По найденной в нем технической документации выяснилось, что танк прошел всего 444 км. При попытки запустить двигатель он завелся "с пол-оборота".

Захваченные танки №102 и 502 были командирскими, так как имели дополнительные средства связи.

Немцы оценили случившееся достойно, сняв фон Легата с должности уже через неделю.

Вскоре во фронтовой газете 6-го ГвТК "Боевой призыв" появилась передовица подзаголовком - "Лучшие в мире танки - наши, советские!". В ней так были освещены недавние события на Сандомирском плацдарме:

"...Увидев наши, во всем превосходящие, танки, немцы принялись строить свои неуклюжие и неповоротливые чудовища - "Тигры", "Пантеры" и "Фердинанды". Но эти машины по прежнему уступали и уступают качеству советских машин. Это доказано из последних сражений, где путь отступления германских армий усеян обломками "Тигров" и другой немецкой техники. Не испугали советских воинов и последние немецкие танки типа "T-VIA" "Королевский тигр". Наши танкисты и артиллеристы при первой же встрече с ними доказали абсолютное превосходство наших боевых машин против этого, так называемого, "секретного" оружия немцев.

Наши доблестные танкисты Оськин, Удалов и Потеха в первом же бою уничтожили по несколько "Королевских тигров"...

Опыт боев на советско-германском фронте доказал, что преимущество советских танков над немецкими явное и неоспоримое. Наши новые танки имеют лучшую пушку, они обладают высокой проходимостью и маневренностью".

Так был сделан первый шаг к созданию легенды, затенившей действительный и куда более впечатлительный успех наших воинов-танкистов.

Причинами полного фиаско "Королевских тигров", так и не оправдавших надежд немцев под Сандомиром, стали умелая организация обороны и, бесспорно, мастерство наших танкистов. С другой стороны, противника подвели многочисленные просчеты в планировании и тактике, неудачный выбор направления для применения тяжелых танков, особенно 70-тонных "Королевских тигров". Желание поскорее бросить в бой не доведенное до "ума" "чудо-оружие" привело в конечном итоге к тому, что очередной приготовленный немецкими "танковыми кулинарами" "блин" так и не попал на стол в надлежащем виде.

Тяжелый танк Pz Kpfw Tiger, Ausf В (по принятой немцами единой системе обозначения именовался также Sd Kfz 182 - "специальная боевая машина типа 182") был разработан на фирме "Хеншель" под руководством ее главного конструктора Эрвина Андерса и серийно выпускался с января 1944 года по май 1945 года. Масса танка составляла 69,4 тонн, удельная мощность 10,08 л.с./т. Корпус и башня изготавливались из катанной гомогенной брони средней и низкой твердости. Всего было выпущено 487 машин.

Поскольку танки "Тигр-Б" были впервые захвачены нашими войсками, то было решено доставить их в Кубинку на научно-испытательный бронетанковый полигон ГБТУ для всестороннего изучения. Уже при движении танков своим ходом на станцию погрузки обнаружились многочисленные дефекты: на 86 км вышло из строя левое направляющее колесо вследствие разрушения подшипников и левое ведущее колесо - из-за среза всех болтов крепления. Стоявшая в эти дни жара до 30 градусов по Цельсию оказалась чрезмерной для системы охлаждения, что привело к перегреву правого блока двигателя и к постоянным перегревам КПП. Не успели отремонтировать танк, как полностью разрушилась правая бортовая передача, которую заменили на снятую с другого танка, но и она вышла из строя из-за разрушения роликового подшипника ведущего вала. Кроме того, то и дело приходилось менять траки гусениц, подверженные разрушению, особенно при поворотах. Конструкция механизма натяжения гусениц была не до конца отработана, из-за чего через каждые 10-15 км марша надо было по новой регулировать их натяжение.

В конце концов, оба трофея были доставлены на НИБТ полигон, где машина № 102 была подвергнута дальнейшим ходовым испытаниям.

Во время ходовых испытаний, прошедших с большими трудностями, связанными с низкой надежностью элементов ходовой части, силовой установки и трансмиссии, было установлено, что 860 л бензина хватает на 90 км движения по проселочной дороге, хотя в инструкции к машине указывалось, что этого бензина должно хватить на 120 км. Расход топлива на 100 км составил 970 л, вместо 700 л согласно захваченной инструкции.

Средняя скорость движения по шоссе составила 25-30 км/ч, а по проселку- 13,4-15 км/ч.

Максимальную скорость, указанную в технической документации танка, в 41,5 км/ч достичь на ходовых испытаниях так и не удалось.

По результатам ходовых испытаний и знакомству с общим устройством было сделано заключение, что "танк "Тигр-6" представляет собой дальнейшую модернизацию основного тяжелого немецкого танка T-V "Пантера" с более мощным бронированием и вооружением".

Для объективной оценки бронестойкости танка, было принято решение подвергнуть снарядному обстрелу корпус и башню трофейной машины с башенным номером № 102, большинство узлов и агрегатов с которой было демонтировано для дальнейших исследований. Вооружение танка было отправлено для исследований на ГАНИОП.

Испытания обстрелом были проведены осенью 1944 года в Кубинке, и в ходе их были получены следующие результаты:

"1. Качество брони танка "Тигр-Б" по сравнению с качеством брони танков: "Тигр-Н", "Пантера" и СУ "Фердинант" первых выпусков, резко ухудшилось. В броне танка "Тигр-Б" от первых одиночных попаданий образуются трещины и отколы. От группы снарядных попаданий (3-4 снарядов) в броне образуются отколы и проломы большой величины.

2. Для всех узлов корпуса и башни танка характерным является слабость сварных швов.

Несмотря на тщательное выполнение, швы при обстреле ведут себя значительно хуже, чем это имело место в аналогичных конструкциях танков "Тигр-Н", "Пантера" и СУ "Фердинант".

3. В броне лобовых листов танка толщиной от 100 до 190 мм, при попадании в них 3-4 бронебойных или осколочно-фугасных снарядов артсистем калибра 152, 122 и 100 мм, с дистанции 500-1000 м, образуются трещины, отколы и разрушения сварных швов, влекущие за собой нарушение работы трансмиссии и выход танка из строя как безвозвратные потери.

4. Бронебойные снаряды пушек БС-3 (100 мм) и А-19 (122 мм) производят сквозное пробитие при попадании в кромки или стыки лобовых листов корпуса танка "Тигр-Б" на дистанциях 500-600 м.

5. Бронебойные снаряды пушек БС-3 (100 мм) и А-19 (122 мм) производят сквозное пробитие в лобовом листе башни танка "Тигр-Б" на дистанциях 1000- 1500м.

6. Бронебойные 85-мм снаряды пушек Д-5 и С-53 лобовые листы корпуса танка не пробивают и не производят каких-либо разрушений конструкции с дистанции 300 м.

7. Бортовые броневые листы танка отличаются резкой неравнопрочностью по сравнению с лобовыми листами и являются наиболее уязвимой частью броневого корпуса и башни танка.

8. Бортовые листы корпуса и башни танка пробиваются бронебойными снарядами 85-мм отечественной и 76-мм американской пушкой с дистанции 800- 2000м.

9. Бортовые листы корпуса и башни танка не пробивается бронебойными снарядами 76-мм отечественной пушки (ЗИС-3 и Ф-34).

10. Американские 76-мм бронебойные снаряды пробивают бортовые листы танка "Тигр-Б" с дистанции в 1,5-2 раза больших, чем отечественные 85-мм бронебойные снаряды".

При лабораторном исследовании брони танка "Тигр-Б", проведенном в ЦНИИ-48 было, отмечено, что "заметно постепенное снижение количества молибдена (М) на немецких танках T-VI и T-V и полное отсутствие в T-VIБ ... причину замены одного элемента (М) другим (V - ванадием) надо, очевидно, искать в истощении имевшихся запасов и потерь баз, снабжавших Германию молибденом. ...Характерным для брони "Тигра-Б" является малая вязкость... Преимуществом отечественной брони, как известно, является значительно большая вязкость, немецкая броня менее легированная, но и зато значительно менее вязкая".

Во время испытания вооружения пушка KwK 43 показала хорошие результаты по бронепробиваемости и кучности. Практически такие же, как и у нашей 122-мм пушки Д-25 танка ИС-2. Так, на дальности в 1000 м были получены следующие отклонения попаданий снарядов от точки прицеливания: 260 мм по вертикали и 210мм по горизонтали. Для сравнения у пушки Д-25 танка ИС-2 среднее отклонение снарядов от точки прицеливания при стрельбе с места на дистанции 1000 м по вертикали не превышало 170 мм, а по горизонтали - 270 мм. Бронепробиваемость 88-мм пушкой KwK 43 с длиной ствола 71 калибр, при начальной скорости бронебойного снаряда 1000 м/с на дальности 1000 м составляла 165 мм/30 градусов. В частности, башню своего "собрата" "Тигр-Б" пробил навылет с дальности в 400 м. А вот по могуществу фугасного действия 88-мм снаряд уступал в 1,39 раза 122-мм осколочно-фугасному снаряду.

В окончательном отчете от 16 февраля 1945 года по испытаниям "Тигра-Б" было сказано:".... п.9. Лобовая броня корпуса и башни низкого качества. При наличии несквозных поражений (вмятин) в броне образуются сквозные трещины и большие отколы с тыльной стороны ... Бортовые листы отличаются резкой неравнопрочностью по сравнению с лобовыми и являются наиболее уязвимой частью броневого корпуса и башни танка...

Недостатки:
Ходовая часть сложная и недолговечная.
Механизм поворота - сложен и дорог.
Бортовая передача - крайне ненадежна.
Запас хода уступает ИС на 25%.
Неудобное размещение боекомплекта (кроме ниши башни)...

... Черезмерные габариты и большой вес не соответствуют броневой защите и огневой мощи танка".

До настоящего времени сохранился "свидетель" того времени - "Королевский тигр", находящийся в музее Кубинки. Выставленная в экспозиции машина является тем самым танком № 502. Он и сегодня находится в хорошем состоянии, оставаясь не только одним из немногих сохранившихся "Королевских тигров", но и напоминанием об августовских днях 1944 года, когда его боевая карьера прервалась на окраине польской деревушки Оглендув.

Сверхтяжелый танк "Маус"

ТТХ:
Боевая масса - 180 т.
Длина - 9.02 м
Ширина - 3.70 м
Высота - 3.63 м

Запас хода
шоссе - 186 км.
местность - 68 км

Самый большой танк 2-й Мировой войны - немецкий сверхтяжелый танк Тип 205 носил скромное и неприметное название "Маус" ("мышь"), хотя масса этой "мышки" была равна массе четырех "Пантер" или трех "Тигров". Если сначала такую машину планировали использовать как танк прорыва хорошо укрепленных оборонительных полос, то в конце войны он рассматривался как очередное "чудо-оружие" способное остановить наступление танковых соединений Красной Армии.

"Отцом" этой гигантской машины можно по праву считать фюрера III Рейха Адольфа Гитлера, который в конце 1941 года приказал сконструировать и построить сверхтяжелый танк и задал его основные тактико-технические характеристики. 8 июля 1942 года состоялось совещание, касавшееся развития танковых войск, на котором присутствовали Гитлер, Альберт Шпеер и профессор Фердинанд Порше, которым фюрер поручил начать работы над танком, вооруженным пушкой калибра 128 или 150 мм. Еще один вариант, предложенный Гитлером, - штурмовое орудие с пушкой калибра 180 мм. Кроме мощного орудия, машина должна была получить хорошее бронирование: лобовая броня - 200 мм, борта - 180 мм, башня - 200 мм.

Порше, как обычно, без колебаний принял предложение Гитлера. Однако существовали серьезные экономические и сырьевые трудности, которые, без сомнения, должны были сильно задержать появление танка, поскольку как проектные работы, так и серийный выпуск танка в большой степени зависели от дефицитного сырья, стали и цветных металлов. Кроме того, среди танкистов было широко распространено мнение о том, что боевые качества такого гигантского танка будут неудовлетворительными. Но, не смотря на все это, работы над танком начались. 8 июня 1942 года было определено, что профессор Порше будет отвечать только за проектно-техническую сторону работ, а внедрением разработки в производство будет ведать Альберт Шпеер.

Первоначально на танк предполагали установить дизель, который, в отличие от карбюраторного двигателя, был более экономичен и, следовательно, не требовал дополнительных топливных баков. Кроме того, дизельное топливо было доступнее и дешевле, чем бензин, а дизельные двигатели были устойчивее к морозам, что было очень важно в условиях Восточного фронта. Однако Шпеер попросил Порше использовать на танке серийный авиационный карбюраторный двигатель Даймлер-Бенц, ведь применяя уже готовый двигатель можно было сэкономить время, необходимое для создания новой силовой установки. С самого начала Шпеер подробно оговорил конструктивные особенности нового танка, обозначенного как Тип 205 "Маус".

В состав конструкторского бюро, которое должно было начать работы над танком, вошло множество специалистов, в том числе:
- инженер Карл Рабе (Rabe) - начальник конструкторского бюро фирмы Порше
- инженер Эрвин Комеда (Komeda) - конструктор корпуса
- инженер Леопольд Шмидт (Schmidt) - конструктор ходовой части и гусиниц
- инженер Ульрих (Ulrich) - конструктор планетарной коробки передач
- инженер Вальтер Шмидт - конструктор механических узлов
- инженер Отто Цадник (Zadnik) - конструктор, электрооборудования (в сотрудничестве с фирмой Сименс (Берлин))
- инженер Карл Фролих (Frohlich) - начальник отделения коробки передач в КБ Порше
- инженер Шлихтер (Schlichter) - ответственный за ходовые испытания танка
- инженер Герберт Кес (Kaes) - ответственный за связь с фирмами-поставщиками вооружения и с полигоном в Кумерсдорфе
- инженер Вилли Мюллер (Mueller) - представитель фирмы Порше в Берлине
- Карл Генсбергер (Gensberger)- водитель-испытатель (именно он проводил испытания тяжелого танка VK 4501 - "Тигр" (Р)).

Профессор Порше вскоре пришел к выводу, что на новом танке лучше всего использовать комбинированную силовую установку, которую уже применяли на танке VK 4501 "Тигр" (Р). Данная силовая установка состояла из двигателя внутреннего сгорания, приводящего в движение генератор электрического тока. Генератор вырабатывал ток для электродвигателей, которые и вращали колеса. Хотя Гитлер и был против подобной схемы на "Тигре" (Р), но на новой машине такая схема была принята. На танке Тип 205 был использован один двигатель внутреннего сгорания и один, так называемый, спаренный генератор, в то время как на "Тигре" (Р) было установлено два ДВС и два генератора.

Главное управление вооружений сухопутных войск (Heereswaffenamt) для инспекции, проводимых работ, и контроля за сроками исполнения направило полковника Генеля (Haenel), который, впрочем, был полностью некомпетентен в вопросах конструирования столь больших танков и единственной его обязанностью было следить, чтобы работы были завершены к 5 мая 1943 года.

В конце ноября 1942 года Порше стало известно, что в ближайшее время фирма Даймлер-Бенц не сможет предоставить нового дизеля, предназначенного для танка Тип . 205. Единственным двигателем, который можно было использовать, был карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения типа Даймлер-Бенц МВ 509 (МВ 509 был вариантом авиационного DB603). Новая силовая установка потребовала изменений в конструкции корпуса и модификацию соединения с генератором электрического тока.

3 января 1943 года Гитлер потребовал от Порше отчета о состоянии работ над танком Тип 205. Во время их встречи Порше показал деревянный макет будущего танка, который вызвал живой интерес фюрера, хотя прежде Гитлер относился к этому проекту весьма спокойно.

12 января 1943 года Heereswaffenamt определил производителей и поставщиков узлов и агрегатов танка. Фирма Крупп АГ изготавливала корпус и башню, Даймлер-Бенц - двигатель внутреннего сгорания, Сименс-Шукерт - электродвигатели и генераторы, Шкода - ходовую часть, Альмеркише Кеттенфабрик - прочее оборудование. Кроме того, на фирме Алькетт должна была производиться окончательная сборка танка.

21 января 1943 года состоялись очередные переговоры Heereswaffenamt и Альмеркише Кеттенфабрик. Военные настаивали на ускорении работ, чтобы как можно скорее направить новый танк на Восточный фронт. Один из представителей WaPruef 6 (департамент бронетанковой техники) - инженер-полковник Книпкамп (Kniepkamp) поставил вопрос о маневренности танка, на что Фердинанд Порше ответил, что управлять танком Тип 205 будет не труднее, чем "Тигром" или "Пантерой".

2 февраля 1943 года профессор Порше был в Берлине, где он встретился с полковником Генелем, и последний сообщил, что танк Тип 205 кроме артиллерийского вооружения, должен быть оснащен огнеметом и запасом горючей смеси в 1000 литров. Несмотря на возражения главного конструктора, Heereswaffenamt настаивал на изменении вооружения.

Во время очередной встречи, состоявшейся 10 февраля 1943 года, все фирмы, участвующие в проекте высказались против установки на танк огнемета, поскольку это повлекло бы за собой увеличение массы танка на 4900 кг (до 179300 кг). В свою очередь увеличение массы танка потребовало бы изменения конструкции ходовой части. Первоначально предполагалось использовать на "Маусе" такую же подвеску, что и на "Тигре" (Р), а при возрастании массы конструкцию шасси пришлось бы изменить.

В конце февраля 1943 года в Техническом институте в Штутгарте были успешно проведены испытания силовой установки и системы охлаждения двигателя. Руководил испытаниями профессор Камм (Kamm).

6 апреля 1943 года министр вооружений Альберт Шпеер ознакомился с ходом работ над танком Тип 205 "Маус". К этому времени уже был готов полноразмерный деревянный макет танка. Порше получил указание разобрать макет и перевезти его к 10 апреля 1943 года в Берхтесгаден для демонстрации фюреру, однако, когда макет был уже разобран, перевозку отменили.

6 мая 1943 года макет был вновь разобран и вывезен в "Волчье логово" - штаб-квартиру фюрера в Растенбурге, где 14 мая он был продемонстрирован Гитлеру. Вождь 111 Рейха не упустил возможность "улучшить" танк и приказал вооружить его не 128-мм, а 150-мм пушкой. 8 июня 1943 года фирма Круппа получила заказ на изменение конструкции башни под более мощную пушку.

В ходе разработки отдельных узлов и агрегатов происходили постоянные задержки. Эти задержки объяснялись разобщенностью фирм, выпускающих узлы танка, их "вертикальной" подчинённостью и отсутствием "горизонтальных" связей между ними. Например, работы над электромагнитной коробкой передач были начаты только после личного обращения инженера Карла Рабе в Верховный штаб Вооруженных сил (Oberkommando der Heeres), а директор предприятия Zahnradfabrik в Фридрихсгафене инженер фон Видман (von Wiedman) ни за что не хотел начинать работ без прямого приказа "сверху".

С 16 июля испытания двигателя были начаты вновь, а в начале августа 1943 года было принято решение о постройке второго опытного образца, обозначенного как Тип 205/2. Серийные танки "Маус" должны были приводиться в движение дизелем Даймлер-Бенц МВ 517.

1 августа 1943 года на предприятии Альмеркише Кеттенфабрик Гм6Х была начата сборка первого прототипа, обозначенного как Тип 205/1. Сборка была начата с опозданием из-за того, что с поврежденных бомбардировками заводов Круппа вовремя не поступили необходимые узлы.

27 октября 1943 года состоялось совещание, посвященное определению сроков начала серийной постройки танка, но ни профессор Порше, ни Карл Рабе не смогли четко их определить. Во время совещания размер первой серии был определен в 152 танка.

24 декабря 1943 года состоялся первый пробный выезд танка Тип 205/1. К этому моменту башня еще не была готова, и вместо нее на танк установили груз, соответствующий массе башни. Пробная поездка состоялась без ведома Министерства вооружений. Другим серьезным нарушением было фотографирование танка, что тоже было строжайше запрещено. Прототип показал весьма неплохую маневренность, когда смог выехать из тесного для него монтажного зала. Управлял танком 205/1 Карл Генсберг. Один из механиков нарисовал краской на лобовой броне мышку и написал "MAUS", что было очень остроумно, принимая во внимание огромные размеры танка. По мнению людей, которым довелось управлять танком, "Маус" был легче в управлении, чем даже РzКрfw IV.

В начале 1944 года танк Тип 205/1 был направлен в Бёблинген (Boeblingen), где начались испытания ходовых качеств машины. Между 11 и 14 января опытный образец был погружен на специальную четырнадцатиосную платформу и перевезен из Берлина на полигон. Прибыв к станции назначения, "Маус" сполз с платформы по приставному пандусу и ночью (23:30) проехал около 5-ти километров до ангара в Гинденбург Кезерне, принадлежавшего 7-му запасному танковому батальону (7 Panzer Ersaz Abteiluпg). На следующий день были проведены испытания рулевого управления и пробные "пробежки" по полигону (всего около 2000 метров). Испытания показали, что танк, даже проваливаясь в грунт на 500 мм, сохраняет свои ходовые качества. Движение танка производилось на пониженных передачах, поскольку КПП была еще недостаточно доработана. Во время заднего хода выявился чрезмерный провис гусеницы. Для его устранения были внесены изменения в механизм натяжения гусеницы. Параллельно с испытаниями шел заключительный монтаж механизмов и приборов танка. 21 января 1944 года за испытаниями наблюдали представители экспериментального центра полковник Эссер (Esser) и майор Хоффман (Hoffman), а 31 января 1944 года полигон посетил сам Фердинанд Порше. Ход испытаний подробно документировался и снимался на кинопленку. 1 и 2 февраля были проведены осмотр и регулировка механизмов танка, а 3 февраля 1944 года в присутствии представителя WaPruef 6 инженера Шмидта (Schmidt) были проведены очередные ходовые испытания (около 2000 метров). Всего к 3 февраля 1944 года танк Тип 205/1 прошел около 16 километров. В период с 4 по 25 февраля был проведен очередной цикл испытаний: Перед этим с 2 по 6 февраля была полностью проверена система смазки узлов и агрегатов танка. 7 февраля прототип прошел около 20 км (причем 8 км на танке проехал сам профессор Порше), а на следующий день еще 22.4 км.

Следующий цикл испытаний состоялся между 25 февраля и 17 марта 1944 года в Бёблингене. 25 февраля 1944 года были проведены ходовые испытания по кругу диаметром 4000 метров. 1 марта танк двигался по кругу диаметром около 4100 метров. Во время этой поездки была проверена проходимость танка. "Маус" оказался способным преодолевать уклон до 25°. 9 марта 1944 года танк проехал еще 5200 метров. В это же время проводились испытания специальной передачи для движения по наклонной поверхности. На этот раз "Маус" смог двигаться по склону крутизной до 43°. 10 марта 1944 года на полигон в Бёблингене прибыл второй прототип 205/2. В этот день танк 205/1 прошел 8200 метров. Кроме этого танк 205/1 был использован для буксировки второго опытного образца, который прибыл в Бёблинген без двигателя и башни.

14 марта 1944 года прототип 205/1 преодолел водную преграду глубиной 1 м и склон крутизной 43°. В ноябре 1943 года была готова пушка 12.8 cm KwK 44 калибра 128 мм, предназначенная для танка "Маус". Позже обозначение пушки было изменено на 12.8 cm KwK 82. Испытания орудия проходили на полигоне в Меппене (Meppen). 6 июня 1944 года на прототипе 205/1 была установлена башня, а 3 октября 1944 года установлено вооружение и полностью укомплектованный "Маус" был испытан на полигоне в Кумерсдорфе.

Второй прототип 205/2 был почти готов к 10 марта 1944 года. Однако на танке еще не были установлены башня и двигатель. Лишь в октябре 1944 года на него установили дизель Даймлер-Бенц МВ 517. Сразу после монтажа двигателя танк был направлен в Кумерсдорф. Во время испытаний двигателя из-за неправильного соединения двигателя с генератором лопнул карданный вал. Ошибка в сборке узла была вызвана спешным ходом работ. В Кумерсдорфе испытывались оба прототипа, но достоверной информации об этих испытаниях нет. Неизвестно также, проводились ли опытные стрельбы.

В середине 1944 года на танк 205/2 были установлены экспериментальные опорные катки с отверстиями, при помощи которых хотели хоть как то снизить массу машины, однако, вскоре они были вновь заменены на цельнолитые.

В 1944 году, вероятно, был собран третий опытный образец танка "Маус"

В конце 1944 года Гитлер приказал прекратить все работы над сверхтяжелыми танками. Этот приказ касался как "Мауса" так и разрабатываемого параллельно танка того же класса Е-100. Огромная конструкторская и организационная работа пропала даром, хотя стоит признать, что при разработке танка было предложено много новаторских идей, однако непреодолимые сырьевые трудности 111 Рейха с самого начала сделали выпуск сверхтяжелых танков совсем нереальным. Стоит сказать, что как показала история развития послевоенного танкостроения, будущее было за средними и тяжелыми танками. Для такого монстра как "Маус" здесь места не нашлось.

Просмотров: 8657 | Добавил: OPEXA | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Календарь
«  Апрель 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Мир LineAge2
  • Электронный кошелек и почта "2 в 1"
  • Официальный сайт World of Tanks

  • Copyright MyCorp © 2016